Песни русской эмиграции, или Русская песня в изгнании

Песни русской эмиграции, или Русская песня в изгнании

Уже в 1919 году начался исход русских из России. Страну покинуло несколько миллионов человек. Центрами русского рассеяния по миру были и Стамбул, и Прага, и Берлин, и Париж, и даже Харбин. Первая волна эмиграции оказалась чрезвычайно богата талантами. Еще бы – ведь, по сути, эмигрировал почти весь «серебряный век».

Кощунственно проводить параллели между судьбами тех, кто остался, и тех, кто уехал – кому, дескать, было тяжелее? Эмиграция – всегда несчастье. Поэт и критик Георгий Адамович, размышляя над психологией эмиграции, приходил к выводу о том, что изгнанник не чувствует за собой народа, он обречен заполнять образовавшуюся пустоту собой, в одиночестве.

Отрадно, что многим хватило духовного потенциала и «золотых копей ностальгии». Деятели первой волны воспринимали себя «зарубежной Россией», ощущали кровную связь с оставленной Родиной. Они смогли дать даже больше, чем сами того ожидали.

«Уходили мы из Крыма…»

На чужбине оказались также певцы, музыканты и композиторы: Федор Шаляпин, Сергей Прокофьев, Сергей Рахманинов, Александр Вертинский, Петр Лещенко. Мыслями и душой, конечно, они оставались там, в России, захваченной большевиками и коммунистической утопией.

Существует большое количество подделок под т.н. «белогвардейскую» песню. Одни более талантливы, другие – менее. Но вот настоящих стихотворений, ставших песнями, отразивших исход русских из России, всего несколько.

Автор одного из таких стихотворений – казачий поэт Николай Туроверов. Сама же песня родилась значительно позже, уже в постсоветское время. Группа «Любэ» исполняет её под названием «Мой конь». Обратите внимание на кадры из фильма «Служили два товарища», которые служат своеобразной иллюстрацией к песне:

«Мы для них чужие – навсегда!»

Огромной в эмиграции была популярность Александра Вертинского. Отсутствие голоса компенсировалось своеобразной манерой исполнения, полетом рук, грассированием. На стихи погибшей в нацистском концлагере поэтессы Раисы Блох Вертинским написана песня «Здесь шумят чужие города». Это самая что ни на есть настоящая и подлинная русская песня в изгнании. Она словно насквозь пропитана страшной ностальгией по России, оттого и воспринималась остро. Да и жанр Вертинский выбрал довольно своеобразный – это романс в ритме танго:

ЧИТАТЬ:  Интересные факты о голубцах. Их придумали только в начале 19 века!

Пожалуй, Вертинский так и остался лучшим исполнителем песни, если не считать очень достойной современной интерпретации актера Александра Домогарова.

Песни русской эмиграции, или Русская песня в изгнании

«Только светлая не унимается грусть…»

Другая песня, известная по исполнению Аллы Баяновой, Петра Лещенко, Киры Смирновой, — «Я тоскую по Родине». Стихи написаны в самом конце Второй мировой войны. Их автор – Георгий Храпак, будущий Заслуженный художник РСФСР. Парадоксально, что созданные им строки оказались так поразительно созвучны эмигрантской ностальгии.

В Румынии Храпак познакомился с Петром Лещенко, подарил ему свой текст, композитор Жорж Ипсиланти подобрал мелодию, и песня «выстрелила». Самого же Храпака ждали годы сталинского ГУЛАГа и поздняя реабилитация. К великому сожалению, именно в исполнении Петра Лещенко песня не сохранилась. Сегодня песню не дает забыть «серебряный голос России» — Олег Погудин:

Всё летят и летят журавли…

Песни русской эмиграции, или Русская песня в изгнании

Не менее парадоксальная история произошла со стихотворением одного из создателей образа Козьмы Пруткова, поэта Алексея Жемчужникова – «Журавли». Оно датируется аж 1871 годом. В переработанном варианте стихи стали песней в середине 1930-х гг. Солист т.н. «Джаза табачников» Николай Марков исполнял эту песню неоднократно, и в Советском Союзе она шла нарасхват благодаря гибким пластинкам «на костях». Народная молва упорно приписывала песню  все тому же Петру Лещенко. Существуют «лагерные» и «дворовые» переделки текста. Передача «В нашу гавань заходили корабли» во многом подарила песню вторую жизнь.

«Сердца не стало, а память жива…»

Мало кому что-то скажет имя Юрия Борисова. А между тем, одна из самых пронзительных стилизаций под эмигрантскую лирику, под песни русского зарубежья  принадлежит именно ему. Песня «Всё теперь против нас», как и многие произведения подобного тематического ряда, написана как бы от «общего» имени – здесь нет узколичностного «я», только «мы». Песня известна в исполнении «светлого отрока» Максима Трошина:

ЧИТАТЬ:  Самые популярные блюда советской кухни

Своеобразным памятником русской эмиграции можно считать стихотворение вполне благополучного советского поэта Роберта Рождественского «Кладбище Сент Женевьев де Буа». Певец Александр Малинин часто исполнял песню на эти стихи в первые годы своей популярности:

Автор – Павел Малофеев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие интересные статьи

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 5 =